golem (golema) wrote,
golem
golema

Categories:

Реставрация по-самарски. Ч.1. Особняк А.П. Курлиной

 
4 марта, по предложению министра культуры Самарской области О.В. Рыбаковой, президиум самарского отделения союза архитекторов России посетил три памятника архитектуры, находящиеся на реставрации: дом А.П. Курлиной, особняк П.И. Шихобалова ("Дом с атлантами") и ДК им. Куйбышева (Самарский академический театр оперы и балета). Поводом для такого приглашения стали публикации Вагана Гайковича Каркарьяна, в том числе  статья "Не убили огнем, добивают стужей" в "Самарской газете".
На "экскурсию" были приглашены многочисленные СМИ. Посетили ее и члены общественного движения "Комитет спасения старой Самары": 
[info]loboyko , [info]al_lashman , [info]oks_k , [info]ludmila_kuzmina . Как и ожидалось, министра в тот день с нами не было. "Экскурсоводом" был консультант министерства культуры А.А. Аксарин. 
Главным объектом маршруа все же являлся особняк Курлиной. Так что же мы увидели внутри, и какие комментарии были даны чиновником министерства?
При просмотре могут пригодиться следующие материалы:
Пост с детальной съемкой фасадов особняка 
Пост с интерьерами до начала реставрации в 2008 году от [info]_game__over_ 
Фотоотчет об "экскурсии" от Дмитрия Лобойко ([info]loboyko ). В отличие от Дмитрия, который снимал, в основном, общие планы, у меня, как всегда, больше детали. Я практически не снимал разобранный пол, поэтому очень рекомендую его фотоматериал.
 
За час до визита архитекторов, трое ответственных граждан, совсем не похожих на работников управления внешнего благоустройства администрации города, в срочном порядке расчищали фасад с улицы Фрунзе от снега. Если бы не запланированный визит, так бы он и лежал, пока не растаял бы.
 
В посте с фасадами, я показывал телевизионную антенну, которая торчала из разбитого окна. То ли охрана поняла, что это ненормально, то ли кто-то из работников министерства втолковал им об этом. В любом случае, разбитое окно закрыли, явно первым попавшимся предметом.
 
Пока мы ждали приезда группы, удалось немного пофотографировать особняк со двора.
 
Над заложенным окном видна солидная сосулька, начинающаяся с оштукатуренного карниза. Аналогичный выход на крышу с чердака был демонтирован после пожара.
 

 
Фасад со стороны костела.
 
Пока мы фотографировали во дворе усадьбы, подъехала группа архитекторов. Александр Аксарин рассказывает о фасаде с улицы Красноармейской.
 
Во дворе усадьбы. Ваган Каркарьян (второй слева) внимательно слушает рассказ Александра Аксарина.
 
При осмотре так же присутствовал депутат Губернской Думы Михаил Матвеев [info]blog_matveev  (первый слева).
 
Заходим в особняк. Напольная рядом с входом со двора.
 
Первые потери. Часть дореволюционной плитки отсутствует.
 
Оттиски плохо читаются. Было темно и я не подумал сдуть пыль. Плитка произведена в Харькове. Завод плохо читается. Аналогичной плиткой этого же завода облицована лестничная площадка бывшего дома Бобермана (культурный центр "Арт-Пропаганда") на улице Куйбышева. 
 
Вот мы и в особняке.


 
Осыпавшаяся по разным причинам штукатурка присутствует по всему дому.
 

К счастью, уникальная лепнина первого этажа сохранилась, хотя состояние ее не самое лучшее.
 
Более всего, меня беспокоил плафон в будуаре хозяйки с изображением парящей нимфы. Он тоже оказался целым.
 
Вся лепнина в глубоких трещинах.
 
Есть утраченные элементы.
 

 
В кабинете А.Г. Курлина. К сожалению, я совсем забыл про большой камин в кабинете, укрытый полиэтиленом. Поскольку все полы в особняке демонтированы, заходили мы не во все комнаты. Некоторые, как кабинет, фотографировали со входа. Камин тоже имеет повреждения. Оксана oks_k , в отличие от меня, сфотографировала детали, поэтому скоро фотографии появятся в сети.


 
Еще до пожара начался процесс снятия красочного слоя с лепнины.
 
Во-первых, работа так и не была завершена, остатки краски присутствуют и на стенах и на потолке, во-вторых процесс проходил не очень аккуратно, о чем свидетельствуют многочисленные утраты. Не стану утверждать, но в одной из комнат на лесах лежали куски лепнины или штукатурки. Возможно, это недостающие части рисунка.






 
Последствия пожара ощущаются и на первом этаже.


 

 
Я не знаю, кто занимался снятием краски с плафонов первого этажа, но кто-то из "реставраторов" оставил на стекле подпись. На федеральном памятнике работал кто-то из города Калхазабад в Таджикистане, судя по надписи, далекий от понимания историко-культурных ценностей и культуры в целом. Эти "культурные" работники и стали виновниками пожара. Пожар произошел по банальной причине, вероятнее всего непотушенный окурок. Вот такие "квалифицированные" работники и реставрируют бесценные памятники...  
 
По словам Аксарина весь паркет и деревянные двери были вывезены до пожара. Эту дверь, судя по всему, забыли или не заметили. Одной дверью больше, одной меньше...
 
Разводы от проливавшейся во время тушения пожара воды присутствуют по всему первому этажу.
 
Чтож, поднимемся на второй этаж. Там самое интересное.
 
Во время пожара на чугунную лестницу упал фонарь. Утрачена часть перил и балясин, разбиты декоративные чугунные ступени.




 
Пространство над лестницей, где и располагался обрушившийся фонарь.
 
Фотографии последствий пожара не нуждаются в комментариях. Отмечу лишь, что прошел год с лишним, а нутри все такая же разруха.




























 
Подошли мы с к выбитому окну на втором этаже, заделанному полиэтиленом.
 
Внимательно читаем комментарий Аксарина по этому поводу: "Вы бывали на современной стройке? Там сразу стекла вставляют? Окна там точно так же покрыты двойным слоем полиэтилена". Чиновник не видит смысла в установке стекла и считает это напрасной тратой бюджетных денег, поскольку оконные рамы будут реставрироваться.
Боюсь, что мнение Аксарина, что батарея под окном спасает от холода неверно. К сожалению, проверить это мы не могли, потому что за окном было не -20, как зимой, а около нуля.
Вообще же, сравнивать современное строительство с консервацией федерального памятника - это что-то новое. Полиэтилен вопреки словам Аксарина не двойной, я уже ничего не говорю о привлекательности объекта и о том стыде, который испытывают горожане, демонстрирующие шедевр модерна гостям города.
Что до отопления, нужно отметить, что перед нашим приходом натопили на славу. Спустившись в подвал, можно было почувствовать тяжелый, горячий воздух. Фотографировать там я не стал - было темно, а архитекторы подвальные помещения, к сожалению, не осматривали.

 
Следующий комментарий Аксарина касался отсутствия водоотводов и сплошного слоя льда на стенах особняка: «Понятно, что это не для одного здания, ни для старого, ни для нового не полезно, плитка подвергается негативному воздействию. Будем надеяться, что ничего смертельного не произойдет, потому что это ненадолго, и в этом году пойдут работы по ремонту и реставрации крыши, кровельного покрытия, в том числе кровельного свеса и, конечно, системы водоотвода. У нас не было финансирования, потому что документация находится на Государственной экспертизе. Без наличия положительного заключения экспертизы бюджет не может выделить денег».
Аксарин перечит сам себе. После этого он заявил, что в 2010 году планируется выделение 7 650 000 рублей, на которые будет произведена замена кровли и устройство водоотводов, а в случае положительного заключения экспертизы, выделят еще 25 млн. Получается, что выделять деньги без наличия экспертного решения можно...

 
Понятие "временное явление" для министерства культуры - это, как минимум, две морозные зимы с обильными осадками. О каком грамотном уходе за особняком идет речь, если фасадная плитка разрушается от такой банальной вещи, как снег, дождь и перепад температуры, а для устранения проблемы ничего не предпринимается.
Еще один интересный момент. По законодательству, виновник пожара должен возместить ущерб и произвести восстановительные работы за свой счет. На этот вопрос, чиновник ответил, что так и будет, ущерб подсчитан. Вот только на корректировку проектной документации после пожара было выделено более 4 млн. рублей именно из бюджета, хотя эти расходы могли быть возложены на ГУП ЧПМ "Самарареставрация". Кстати, компания-реставратор государственная, так что за пожар заплатим опять же мы, налогоплательщики.
Кроме того, если подсчитан ущерб, то реставратор мог бы уже приняться за работу: Закончить снятие краски с лепнины, устранить последствия пожара и т.д., на что не нужно наличие положительного решения экспертной комиссии. Судя по всему, никакие санкции не применялись, и реставрация продолжится исключительно на деньги из бюджета области.
И напоследок пару слов о реакции СМИ на это событие.
Начну с публикации в "Волжской коммуне", которую разместили на сайте министерства культуры Самарской области, явно, не прочитав и не вникнув в ее содержание.
В статье, почему-то идет речь о реконструкции особняка. Понимаю, автор статьи Владимир Туманин может не знать, что между понятиями "реставрация" и "реконструкция" большая разница, но когда цитируют председателя президиума регионального союзя архитекторов Юрия Корякина "Идет нормальный процесс реконструкции" - это уже не смешно. В добавок к этому, статью размещает у себя на сайте министерство культуры.
Вторая статья опубликована на сайте 63.ru. Статья, естественно, заказная. Автор некто Павел Кузьмичев. Если в "Волжской коммуне" Юрий Корякин говорил лишь о реконструкции, то здесь приводят еще более удивительную цитату архитектора:
«Уже восстановлены полы, перекрытия, потолки и стены. Но тем не менее сейчас наступает ответственный период – необходимо будет провести работы на фасаде и уделить внимание реставрации интерьеров. Также, скорее всего, полностью придется реконструировать входные двери».
Это уже перебор. Какие потолки? Какие полы? Какие стены и перекрытия? О чем вообще речь? Либо статья - вранье, либо... нет, все же сомневаюсь я, что архитектор мог себе такое позволить.
Общий у этих двух статей последний абзац, комментарий министра: «Дом-усадьба Курлиной будет выглядеть в первоначальном виде – это самое главное. Мы обязаны его восстановить по тем историческим документам, которые имеются у нас на сегодняшний момент. Но общая ситуация с памятниками архитектуры в столице губернии вызывает опасение. В Самаре находится 80% памятников культуры области. Их безобразное состояние говорит о плохой работе муниципалитета. Если администрация города не в состоянии правильно управлять своим имуществом и содержать памятники, то закон разрешает выставлять их на продажу. Властям города необходимо начинать работать. А не перекладывать ответственность на чужие плечи».
По-моему, и здесь все ясно. Возникает вопрос: зачем нам чиновники, которые ни за что не отвечают? Ответ додумывайте сами.
А усадьба Курлиных, прошедшая "через века" ждет 2012 года, когда по плану должны завершится реставрационные работы. Вот только не растянулся бы этот процесс "на века". 
 
 

Tags: Аксарин, Зеленко, СМИ, Самара, интерьер, модерн, под угрозой, реконструкция, реставрация, события
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →