Categories:

Архитектурная керамика Михаила Врубеля в Самаре и Чапаевске

Михаил Врубель проявил себя почти во всех видах искусства, в том числе в керамике. Многие годы художник сотрудничал с Абрамцевскими гончарными мастерскими. В Самарском художественном музее хранится единственная работа Врубеля. Это майоликовая скульптуры «Морская царевна» («Волхова») из собрания Альфреда фон Вакано. Но керамику, выполненную по эскизам художника, можно встретить не только в экспозиции музея, но и в интерьерах и на фасадах самарского особняка Курлиной.   

Особняк Курлиной в Самаре. Архитектор Александр Зеленко. 1903 год
Особняк Курлиной в Самаре. Архитектор Александр Зеленко. 1903 год

Влияние Шехтеля

Архитектор Александр Зеленко жил и работал в Самаре около трех лет, но проект особняка для купца Курлина проектировал после возвращения в Москву. Об этом, во-первых, говорят даты постройки. Разрешение на строительство хозяин городской усадьбы получил в 1902 году (Зеленко уехал из Самары в 1900-м), а через год, в 1903-м, дом был готов.

Кованые ограждения в виде крыльев бабочки на доме архитектора Виктора Орта в Брюсселе и самарском особняке Курлиной. Верхнее фото отсюда: https://turbina.ru/guide/Bryussel-Belgiya-116907/Zametki/Bryussel-rodina-moderna-tch-1-64798/photo1668387/
Кованые ограждения в виде крыльев бабочки на доме архитектора Виктора Орта в Брюсселе и самарском особняке Курлиной. Верхнее фото отсюда: https://turbina.ru/guide/Bryussel-Belgiya-116907/Zametki/Bryussel-rodina-moderna-tch-1-64798/photo1668387/

Во-вторых, сама архитектура особняка Курлиной говорит о московском периоде творчества зодчего. С одной стороны, здание имеет ярко выраженные черты франко-бельгийского модерна, а отдельные кованые элементы даже напоминают ограждение балкона на особняке архитектора Виктора Орта в Брюсселе. С другой стороны, это очень «московская» работа Зеленко, отсылающая к произведениям Федора Шехтеля.  

Левый кадр - "Гранд отель" на Александерплатц в Берлине (1883-1884 годы, не сохранился). Правый кадр - проект Русского торгово-промышленного банка в Самаре из книги "Самара губернская. 160 лет в зеркале архитектуры"  (1889-1900 годы).
Левый кадр - "Гранд отель" на Александерплатц в Берлине (1883-1884 годы, не сохранился). Правый кадр - проект Русского торгово-промышленного банка в Самаре из книги "Самара губернская. 160 лет в зеркале архитектуры" (1889-1900 годы).

Первые годы после возвращения в Москву Зеленко работал в мастерской Шехтеля. В это время по проекту Федора Осиповича строился особняк Рябушинского на Малой Никитской. Именно эта работа в большей степени и повлияла на облик самарского особняка Курлиной. Александр Зеленко редко прибегал к буквальному цитированию чужих работ. Исключение, пожалуй, составляет здание Русского торгово-промышленного банка в Самаре (1899 год), угловая часть которого отсылает к берлинской гостинице «Гранд Отель» на Александерплатц, построенной по проекту Карла Цаара и Иоганна Матиаса фон Холста в 1883-1884 годах (здание не сохранилось).

Особняк Рябушинского на Малой Никитской в Москве. Архитектор Федор Шехтель. 1900-1903 годы.
Особняк Рябушинского на Малой Никитской в Москве. Архитектор Федор Шехтель. 1900-1903 годы.

В проекте особняка Курлиной Зеленко использует аналогичные Шехтелю приемы и мотивы: общие принципы асимметричного решения объемов здания и композиции фасадов, растительные орнаменты в интерьерах, художественная ковка с вариациями на тему насекомых и т.д.  

Абрамцевские мастерские

В оформлении фасадов и интерьеров особняка Курлиной активно использовалась керамика — голубой глазурованный кирпич и «кабанчик» с рельефными вставками зеленого цвета, различные оттенки плитки в облицовке каминов и стен столовой. Документальных сведений о происхождении керамических деталей (в том числе клейма производителя) не обнаружено, однако смело можно утверждать, что они изготовлены в абрамцевских гончарных мастерских.  

Работая в мастерской Шехтеля, Александр Зеленко, очевидно, использовал имеющийся у Федора Осиповича обширный инструментарий и контакты. Шехтель формально не входил в абрамцевский художественный кружок, но поддерживал отношения с его участниками и основателем Саввой Мамонтовым, а также активно работал с гончарным заводом «Абрамцево». Здесь, например, по эскизам архитектора изготовили композиции для Ярославского вокзала в Москве. Дружба и совместные проекты связывали Шехтеля и с Михаилом Врубелем, много лет работавшим в абрамцевской мастерской. Вместе с ним зодчий оформлял и интерьеры особняка Рябушинского.  

Верхнее фото - деталь особняка Якунчиковой в Пречистенском переулке в Москве отсюда: http://peshegrad.ru/articles/moskovskij-modern. Нижнее фото - особняк Курлиной в Самаре.
Верхнее фото - деталь особняка Якунчиковой в Пречистенском переулке в Москве отсюда: http://peshegrad.ru/articles/moskovskij-modern. Нижнее фото - особняк Курлиной в Самаре.

«Ассириец» в столовой

На двух фасадах особняка Курлиной (по улице Фрунзе и по Красноармейской) располагаются вставки из рельефных зеленых плиток с изображением четырех листьев. Впервые эта работа абрамцевской мастерской появилась в 1900 году в Москве, в оформлении особняка племянницы Саввы Мамонтова Марии Якунчиковой в Пречистенском переулке (архитектор Вильям Валькот). Здесь использовались два вида рисунка, в том числе аналогичный самарскому.  

Эскиз орнамента из книги Андрея Роденкова и Константина Лихолата «В творческой мастерской П.К. Ваулина».
Эскиз орнамента из книги Андрея Роденкова и Константина Лихолата «В творческой мастерской П.К. Ваулина».

Крупнейший исследователь отечественного модерна Мария Нащокина в своей монографии «Московская архитектурная керамика» предполагает, что плитка относится к работам Врубеля. Эскиз этого орнамента опубликован в книге Андрея Роденкова rodandrew и Константина Лихолата «В творческой мастерской П.К. Ваулина». Выдающийся художник-керамист Петр Ваулин до 1903 года работал в абрамцевских мастерских. Значительная часть произведений Врубеля выполнена при его непосредственном участии. С 1906 года Ваулин основал собственное производство, но в его мастерской использовались и наработки абрамцевского периода.

Деталь отделки камина в особняке Носова на улице Электрозаводской в Москве. Фото отсюда: https://ucrazy.ru/foto/1512403991-osobnyak-kupca-vdnosova-v-moskve.html
Деталь отделки камина в особняке Носова на улице Электрозаводской в Москве. Фото отсюда: https://ucrazy.ru/foto/1512403991-osobnyak-kupca-vdnosova-v-moskve.html

Еще один пример использования этой плитки встречается в оформлении интерьеров особняка Василия Носова на Электрозаводской улице в Москве (архитектор Лев Кекушев, 1903 год). Здесь рельефной керамикой отделан камин в столовой.  

Камин и отделка стен столовой с использованием образа "Ассирийца" в самарском особняке Курлиной.
Камин и отделка стен столовой с использованием образа "Ассирийца" в самарском особняке Курлиной.

В «Абрамцеве» Врубель создал серию майоликовых скульптур. Упомянутая выше «Морская царевна» («Волхова»), «Весна», «Демон», «Садко», «Берендей», голова ливийского льва и другие. Одна из таких работ - «Пророк» («Ассириец»).  

Фото слева - керамический рельеф в особняке Курлиной в Самаре. Остальные фотографии - объемные майоликовые скульптуры Михаила Врубеля (фотографии из открытых источников).
Фото слева - керамический рельеф в особняке Курлиной в Самаре. Остальные фотографии - объемные майоликовые скульптуры Михаила Врубеля (фотографии из открытых источников).

Существуют разные версии происхождения этого образа, вплоть до того, что он был навеян Федором Шаляпиным, сыгравшим ассирийского полководца Олоферна в опере «Юдифь» Александра Серова. Некоторые скульптуры Врубель делал в разных версиях. Судя по всему, «Ассириец» был выполнен не только в виде объемной майоликовой композиции, но и как рельеф на плитке. Именно такие керамические барельефы можно встретить в столовой особняка Курлиной.  

Майоликовое панно с павлинами на храме Сергия Радонежского в Чапаевске.
Майоликовое панно с павлинами на храме Сергия Радонежского в Чапаевске.

Чапаевские павлины

Нельзя не упомянуть еще одно произведение, связанное с Михаилом Врубелем. В 1916-1918 годах в Иващенкове (сейчас город Чапаевск Самарской области) по проекту архитектора Дмитрия Вернера строился храм Преподобного Сергия Радонежского. По словам Марии Нащокиной, наружное оформление этого храма керамикой было необычным и не имело точных прецедентов в России начала ХХ века. Мозаичные майоликовые панно, глазурованный кирпич и «кабанчик» разных цветов, декоративные вставки из плиток с самыми разными изображениями, от цветов до павлинов и герба семьи Романовых. По своему декоративному убранству эта работа Вернера по праву может считаться самым ярким архитектурным произведением, построенным в Самарской области до революции.  

Деталь эскиза печи из книги Андрея Роденкова и Константина Лихолата «В творческой мастерской П.К. Ваулина».
Деталь эскиза печи из книги Андрея Роденкова и Константина Лихолата «В творческой мастерской П.К. Ваулина».

Дмитрий Вернер был очень дотошным архитекторам, уделял внимание малейшим деталям. Поэтому материалы для строительства и отделки храма заказывались в разных городах. Керамику запрашивали у московских поставщиков (компания «Артур Перкстъ и Ко»), из Оренбурга, в «Абрамцеве». Иконостас должно было изготовить «Товарищество Кузнецова» (не был реализован). Кроме того, в отделке встречаются клейма харьковского завода барона Бергенгейма и немецкой фирмы Villeroy & Boch.

Отделка печи в доходном доме Захарова в Санкт-Петербурге. Фото Фёдора Грибкова
Отделка печи в доходном доме Захарова в Санкт-Петербурге. Фото Фёдора Грибкова

Во втором ярусе церкви над главным входом расположено майоликовое панно, изображающее двух павлинов, склонившихся над кувшином. Аналогичный сюжет есть среди росписей Владимирского собора в Киеве, выполненных Врубелем в 1888-1889 годах. Исследователи предполагают, что художник является автором керамического образа. В доходном доме Захарова в Санкт-Петербурге есть печь с таким же декором, а в книге «В творческой мастерской П.К. Ваулина» опубликован ее эскиз.

Деталь отделки храма Преподобного Сергия Радонежского в Чапаевске
Деталь отделки храма Преподобного Сергия Радонежского в Чапаевске

Кроме того, на фасаде храма есть еще один образец плитки, который можно отнести к работам Врубеля (эскиз также опубликован в книге Роденкова и Лихолата). 

Эскиз из книги «В творческой мастерской П.К. Ваулина» и керамика в Чапаевске (зеркальный вариант).
Эскиз из книги «В творческой мастерской П.К. Ваулина» и керамика в Чапаевске (зеркальный вариант).

Рельефный орнамент выполнен в том же стиле, что и «четыре листка» на самарском особняке Курлиной.

Эскиз из книги «В творческой мастерской П.К. Ваулина» и керамическая плитка на храме в Чапаевске.
Эскиз из книги «В творческой мастерской П.К. Ваулина» и керамическая плитка на храме в Чапаевске.

В своей монографии Мария Нащокина атрибутировала рельефное панно с павлинами на чапаевском храме как работу мастерской Ваулина и предположила, что там же сделана по старым абрамцевским формам и часть остальной керамики. Однако в архивных материалах по строительству храма нет упоминаний кикеринского завода, зато есть переписка Вернера и его заказ на гончарное производство «Абрамцева» в Бутырской заставе. Отсюда можно сделать предположение, что значительная часть декора храма в Чапаевске изготовлена в Москве, а некоторые его детали могут относится к работам, выполненным по эскизам Михаила Врубеля.   


Армен Арутюнов

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 9 апреля 2020 года, № 6–7 (179–180)

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.