golem (golema) wrote,
golem
golema

Categories:

Почему необруталистский «Рашпиль» Александра Белоконя должен быть серым

На проспекте Ленина в Самаре проводят капитальный ремонт дома номер 32. Двадцатиэтажный монолитный жилой дом построен по проекту московского архитектора Александра Белоконя в 1987 году. Архитектура здания относится к стилю позднего необрутализма. Изначально дом был серым. Архитекторы (главный архитектор района и управление главного архитектора города) решили, что таким он и должен остаться, согласовали цвет с жителями, а подрядчик начал работы по покраске.

Неожиданно работы прекратились. Якобы остановил их кто-то из высокопоставленных чиновников. Параллельно с этим некая группа активистов начала собирать дизайнерские предложения по оформлению фасада. Ну и что, что брутализм, людям мол не нравится серый цвет и все такое...

Я считаю, что красить дом не надо бы вообще, цементно-бетонную фактуру можно привести в приличный вид другими способами. Но покраска в серый цвет — единственный компромисс. Итак, почему других вариантов быть не должно. (мои фото прошлогодние, рекламу с фасада демонтировали)
1. Самарский «Рашпиль» - памятник позднего необрутализма, одного из направлений модернизма. Но если модернизму свойственно стремление к легкости, прозрачности, то здесь — напротив, преобладают мощные формы, грубая фактура материала. Термин «брутализм» происходит от французского «béton brut» — «необработанный бетон». То есть обработка поверхности бруталистского здания, а тем более его покраска в другой цвет противоречит самой идее этой постройки.

2. Это один из двух ярких памятников необрутализма в Самаре. Второй — башни элеватора на реке Самарке. Оба здания уникальны для своего времени. В возведении монолита элеватора (первый в мире элеватор башенного типа) впервые в Самаре применили технологию скользящей опалубки, а «Рашпиль» - первое ее использование в жилищном строительстве.

Надо сказать, что склонность к необрутализму проявлялась и в работах самарских архитекторов. Например, один из эскизных проектов Обкома («Белый дом») на площади славы (архитекторы Алексей Моргун, Ваган Каркарьян и Валентин Черняк) - откровенная реплика Бостон Сити Холла, одного из самых известных памятников необрутализма в мире.

3. Это авторское произведение народного архитектора РФ Александра Белоконя и группы архитекторов ЦНИИЭП жилища. «Задавшись целью проверить целесообразность возведения башенных зданий в передвижной опалубке, архитекторы имели в виду: малая оборачиваемость опалубки способствует тому, что «тираж» одного дома будет насчитываться единицами, и это убережет силуэт города от однообразия высотных доминант. Для другой «серии» домов понадобится создание нового комплекта опалубки — следовательно, можно (и нужно!) изменять и сам проект".
Дом Белоконя в Уфе после ремонта. Фото Роберто Конте

Если сравнить самарский «Рашпиль» с аналогами в Уфе, Минске и других городах, то мы обнаружим массу различий. К сожалению, во всех этих городах первоначальный облик домов искажен, они выкрашены в белый цвет. Единственный аутентичный образец архитектуры Белоконя — Самара. Давайте уважать авторские решения.

4. Контекст. Проспект Ленина — модернистский ансамбль. Областная библиотека Андрея Гозака и «Рашпиль» Александра Белоконя — две архитектурные доминанты, контрастирующие с длинными, размером с квартал, жилыми домами. Как и в любом ансамбле, во время ремонта здесь можно применять лишь методы, материалы и цвета, характерные для конкретного стиля. Областная библиотека уже стала жертвой безграмотного ремонта. Покраска «Рашпиля» окончательно погубит ансамбль, а сам дом либо утратит доминирующую функцию и превратится в обычную высотку (в случае белого цвета), либо станет очередным китчем (в случае применения цветных решений).

5. Экспертное мнение. Архитекторы и исследователи модернизма со всей России сходятся во мнении, что самарская работа Белоконя должна сохранить первоначальный облик. Если потребуется, я готов предоставить мнения экспертов, есть устная договоренность с ними.
Фото итальянского фотографа Роберто Конте.

6. Специалисты со всего мира приезжают в Самару, чтобы оценить это архитектурное произведение, а европейские архитекторы используют идеи Белоконя в своих произведениях. “Рашпиль” помещают на обложки книг и журналов по советской архитектуре Самары. Это один из архитектурных брендов города.

Ну и напоследок, отрывок из моей статьи "Советский храм и летающая тарелка: гид по самарскому модернизму" написанной для Strelka Magazine. Полностью гид можно посмотреть по ссылке.

Двадцатиэтажное здание на углу проспекта Ленина и улицы Осипенко стало первым монолитным жилым домом, построенным в городе с применением метода скользящей опалубки. Архитектор Александр Белоконь создал три типовых проекта жилых домов башенного типа. Кроме Самары, дома этой серии есть в Минске, Алма-Ате и Уфе.

В доме 152 квартиры, по восемь на этаже. В торцах расположены эвакуационные лестницы. Положение здания на участке обусловлено требованиями инсоляции и градостроительным контекстом — постройка идеально вписалась в ансамбль проспекта Ленина, но при этом дом повёрнут глухим торцом к реке, что ограничивает жителям панорамный вид на Волгу.

«Замечательный пример позднего брутализма, достойный встать в одном ряду с домом на Беговой Андрея Меерсона и зданием аэропорта Шарль-де-Голль-1», — пишут Виталий Стадников и Олег Федоров в книге «81 архитектурный шедевр. Путеводитель по современной архитектуре Самары». Грубая фактура голого бетона и ритм чередующихся балконов напоминают поверхность крупного напильника, из-за чего в народе за домом закрепилось название «Рашпиль».

Tags: Азаров, Белоконь, Самара, архитектура, брутализм, модернизм, под угрозой
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments